Сети мира. Зачем развитые государства взялись за регулирование интернета?

Сети мира. Зачем развитые государства взялись за регулирование интернета?

Долгое время интернет был глобальным пространством, неподвластным законам. Но со временем он обзавелся границами: то, что было разрешено в одной стране, могло караться штрафами или тюремными сроками в другой.

Сети мира. Зачем развитые государства взялись за регулирование интернета?

Долгое время интернет был глобальным пространством, неподвластным законам. Но со временем он обзавелся границами: то, что было разрешено в одной стране, могло караться штрафами или тюремными сроками в другой. Постоянно растущее количество пользователей — сегодня около 4,3 миллиарда человек так или иначе проявляют активность в соцсетях — заставило государства мира относиться к онлайн-жизни так же серьезно, как к тому, что происходит в реальности. Этому поспособствовал тот фактор, что все личные данные миллиардов пользователей сосредоточились в руках нескольких крупнейших IT-гигантов. Сегодня все чаще говорят о том, что на глобальном цифровом рынке существуют своеобразные тренды: государства идут похожими путями, стремясь сделать сеть более безопасной. Как в разных странах пытаются регулировать интернет и похожи ли меры, принимаемые по всему миру, на российские, — разбиралась «Лента.ру».

Личное дело 

Ресурсы, которые сосредоточили на своих серверах крупнейшие IT-компании, огромны. Поглощая конкурентов и увеличивая и без того многомиллионную аудиторию, со временем они пришли к тотальной монополии. Бигтех может самостоятельно устанавливать туманные правила, влияющие на жизнь миллиардов пользователей, и при этом никак не объяснять тем, на ком они зарабатывают, собственные принципы работы. Сами юзеры круглосуточно передают корпорациям практически всю информацию о себе — от местоположения до личной переписки. Объемы этих данных постоянно растут, каждый человек оставляет обширный цифровой «отпечаток»: данные о подписках, посещении сайтов, банковских транзакциях и многое другое — у корпораций есть столько данных, что при желании они могут составить подробное описание каждого человека.

Контролировать собственные данные должен сам пользователь — так европейские власти решили в 2016 году и выработали Общий регламент по защите персональных данных Европейского союза (General Data Protection Regulation, GDPR). Благодаря этому документу у пользователей появилось право на забвение — в некоторых случаях человек может потребовать удалить данные о себе. Кроме того, появилась псевдонимизация, то есть такая обработка данных, при которой нельзя установить личность человека.

Закон действует в Европе уже четвертый год. Он не требовал изменений в законодательстве стран-участниц Евросоюза и стал обязательным для всех, кто входит в объединение. Неисполнение закона карается штрафом в размере до 20 миллионов евро, либо до четырех процентов от годового оборота корпорации.

На этом европейские законотворцы не остановились. В конце прошлого года Еврокомиссия разработала проект регламента по обмену и управлению данными, который призван усилить контроль за передачей информации о юзерах. В модель обмена данными «платформа — пользователь» ввели специальных посредников. Именно они получат право собирать и хранить информацию, а также контролировать то, как она используется. В то же время такие контролеры не смогут ни самостоятельно производить что-либо, ни использовать данные по своему усмотрению. Ожидается, что посредники существенно повлияют на работу крупных платформ и сервисов: они ограничат ресурсы в передаче информации в страны, где данные пользователей защищаются не столь тщательно.

Похожий на европейский GDPR закон недавно вступил в силу и в России: теперь распространять в сети персональные данные граждан без их специального согласия запрещено. Правда, есть и исключения: они касаются общественно значимой информации. В остальных случаях персональные данные человека должны быть удалены по его первому требованию в течение трех дней. Если по истечении этого срока личная информация так и осталась в сети, россияне вправе требовать справедливости в суде.

По словам председателя комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики при московском отделении Ассоциации юристов России (АЮР) Александра Журавлева, регулирование деятельности транснациональных технологических компаний в целом стало важной задачей. Журавлев выступает за то, чтобы к корпорациям-нарушителям, которые игнорируют российские законы, применялись ограничительные меры.

Работа на месте

Контролировать интернет-гигантов стремятся во всем мире. К примеру, минувшим летом антимонопольное ведомство Франции оштрафовало Google на полмиллиарда евро за невыполнение судебных решений, а также за то, что компания не вела переговоры с издателями СМИ об использовании их контента должным образом. В сентябре Ирландия оштрафовала мессенджер WhatsApp на 225 миллионов евро — за то, что сервис недостаточно информировал пользователей о сборе и использовании их персональных данных.

Страны, которые пытаются воздействовать на глобальные цифровые платформы, сталкиваются с одинаковыми проблемами. Об этом свидетельствует исследование российского Центра компетенций по глобальной IT-кооперации. Специалисты фиксируют, что интернет-корпорации недостаточно эффективно удаляют противоправный контент и практикуют недобросовестную конкуренцию. Кроме того, существуют несовершенства, касающиеся налогообложения платформ, а также отсутствует единая процедура отстаивания национального цифрового суверенитета.

Россия, безусловно, относится к государствам, в которых вопросам регулирования деятельности глобальных IT-компаний уделяется самое пристальное внимание. Делается это для того, чтобы сбалансировать рост влияния транснациональных корпораций, владеющих цифровыми платформами, на экономику, общество и повседневную жизнь граждан. Причем тенденция к модернизации и усилению регулятивных мер в онлайновом пространстве характерна для очень многих стран: мы можем наблюдать ее в Евросоюзе, Великобритании, Турции, США, Китае, Австралии — буквально во всех уголках мира. И вопрос о том, как и когда государства и глобальные цифровые платформы смогут договориться о взаимоприемлемых «правилах игры», сегодня особенно актуален", - Вадим Глущенко, директор Центра компетенций по глобальной IT-кооперации.

По словам Глущенко, государство стремится к диалогу с крупнейшими онлайн-платформами именно для того, чтобы отстаивать цифровые интересы граждан. Такой подход уже применялся, говорит он. К примеру, согласно закону о «приземлении» глобальных IT-компаний, владельцы популярных иностранных онлайн-платформ должны открыть в России представительства или филиалы либо учредить юридическое лицо. Законодатели считают, что это позволит россиянам плотнее взаимодействовать с ресурсами — в том числе защищать свою конфиденциальность. Некоторые IT-гиганты уже изъявили готовность выполнить требования.

Похожий процесс, по-видимому, вскоре запустится и в странах Евросоюза: вице-председатель Еврокомиссии Маргрет Вестагер во время обсуждения Закона о цифровых услугах (DSA) заявила, что деятельность американских технологических корпораций должна регулироваться европейскими странами, на территории которых расположены их штаб-квартиры. Нередко в Евросоюзе заходит речь и о цифровом суверенитете.

Весной 2021 года стало известно, что ЕС инвестирует миллиарды евро в фундаментальные и ключевые технологии, которые помогут укрепить собственный технологический суверенитет и снизить зависимость от США и Китая. В Еврокомиссии уверяют, что это нужно лишь для отстаивания собственных интересов. В России закон об «устойчивом Рунете» вступил в силу два года назад.

"Также следует отметить, что Россия создает комфортную среду для компаний в сфере информационных технологий, расположенных на нашей территории. При принятии первого пакета мер поддержки IT-отрасли были приняты значительные преференции для разработчиков ПО, и на сегодняшний день более пяти тысяч компаний ими уже воспользовались. Сейчас же будут приняты новые меры в рамках второго пакета мер поддержки, и они затронут почти все сферы отрасли информационных технологий", - Александр Журавлев, председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения АЮР.

Против правил

Еще одно направление, которое пытаются регулировать во многих странах, — это опасный контент и фейки. Во второй половине 2010-х в разных странах были приняты законы, ограничивающие распространение подобных материалов. Тогда же государствам пришлось признать, что они зря надеялись на сознательность самих сервисов и на то, что площадки будут самостоятельно удалять подобный контент. Тогдашний премьер-министр Великобритании Тереза Мэй напрямую обвиняла интернет-гигантов в том, что те слишком долго «не делали достаточно для защиты пользователей, особенно детей и молодежи, от вредоносного контента».

В 2019 году британские власти придумали еще одну инициативу для борьбы с фейками и незаконной информацией. Они предложили защищающий пользователей механизм под название Safety by Design, который нужно было внедрять еще на этапе разработки. Кроме того, они разработали специальную программу повышения цифровой грамотности граждан.

Угрозы в сети систематизировали и описали в специальном документе, названном Online Harms White Paper. В нем собраны все опасности, с которыми человек может столкнуться в интернете: от юридически определенных (одобрение суицида или пропаганда насилия и экстремизма) до контента вне определенного статуса (троллинг, буллинг и прочее). В документе отдельно обратили внимание и на легальный контент, потенциально опасный для детей: например, приложения для онлайн-знакомств или материалы с непристойной лексикой. В начале 2020 года британское правительство даже решило дать национальному медиарегулятору Ofcom право самостоятельно бороться с деструктивным контентом.

В Германии действует добровольно-принудительное регулирование интернет-платформ. Противоправная деятельность определяется «Законом о социальных сетях» (The Network Enforcement Act, NetzDG), который действует с 2017 года. К нарушениям, согласно этому закону, относятся призывы к насилию, экстремизм, оскорбления и многое другое. Штрафы за неисполнение могут достигать 50 миллионов евро. Спустя год закон о борьбе с ложными новостями и деструктивным контентом приняли и во Франции. В Турции законодательство еще более жесткое — ресурсы обязаны удалять деструктивный контент по первому требованию местного управления телекоммуникаций и связи.

В 2020 году Еврокомиссия предложила масштабный проект цифрового регулирования: помимо уже упомянутого документа о цифровых рынках был предложен также законопроект «О цифровых услугах» (Digital Services Act, DSA), призванный, как и GDPR, бороться с нарушением прав человека и разжиганием ненависти в сети. Пристальное внимание направят на интернет-платформы, которыми пользуется более десяти процентов населения Евросоюза, — очевидно, что среди них окажутся Google и принадлежащий ему YouTube, а также Twitter и Facebook.

Закон обяжет эти сервисы обеспечить прозрачность работы и прояснить собственные алгоритмы рекомендаций. Кроме того, им придется сотрудничать с исследователями, которые будут анализировать их деятельность. Немалое внимание в DSA уделяется и борьбе с нелегальным контентом, услугами и товарами: предполагается, что сервисы создадут механизмы для всесторонней борьбы с ними, в том числе будут вычислять компании, связанные с подобной продукцией. Гиганты-нарушители будут вынуждены выплачивать штрафы размером до шести процентов от годового оборота компании.

На тропу войны с IT-корпорациями в 2021 году вышла и Австралия: местное правительство активно работает над нормативно-правовой базой. По словам министра связи Пола Флетчера, в стране планируется усиливать контроль над тем, как работают сервисы. «Мы ожидаем более жесткой позиции от платформ. В течение долгого времени им сходило с рук то, что они не брали на себя никакой ответственности в отношении контента, опубликованного на их сайтах», — заявил Флетчер. Он подчеркнул, что Канберра рассматривает «целый ряд способов» бороться с самой мыслью о том, что в сети можно абсолютно безнаказанно размещать что угодно.

"Интересы наших граждан в цифровой среде не слишком отличаются от интересов пользователей в других странах: человек хочет чувствовать себя защищенным в онлайне во всех отношениях. Это прежде всего включает в себя безопасность персональных и других данных, обеспечение неприкосновенности частной жизни, сведение к минимуму контактов с деструктивным контентом и фейковой информацией", - Вадим Глущенко, директор Центра компетенций по глобальной IT-кооперации.

В 2021 году в России вступил в силу закон, обязывающий социальные сети выявлять и блокировать опасный контент. Речь идет о сервисах, аудитория которых превышает полмиллиона жителей страны в сутки. Под запретом оказалась материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних, информация, склоняющая детей к совершению опасных для жизни и незаконных действий, данные о способах изготовления и использования наркотиков, способах совершения самоубийства и призывах к нему, реклама дистанционной продажи алкоголя и интернет-казино. Но это не все: в ближайшее время в Госдуме планируют ввести ответственность за распространение так называемых треш-стримов, в которых практикуются издевательства над людьми в прямом эфире.

Интернет, бывший еще лет 20 назад пространством абсолютной вседозволенности, показал, как по-разному люди воспринимают свободу: для многих она проявилась в возможности заниматься буллингом, оскорблять оппонентов и издеваться над незнакомцами. Это, а также тот факт, что со временем в сети расплодились сообщества куда более неэтичных явлений вроде детского порно или нелегальной торговли оружием, заставило принять ответные меры — прописать законодательную базу для того, что происходит онлайн. И пока некоторые возмущаются попытками регулировать интернет, называя их цензурой, опыт ведущих стран мира, принимающих одинаковые в своей основе законы, иллюстрирует, что эти меры актуальны.


Источник: https://lenta.ru/articles/2021/11/10/regulirovanie/ 


Другие новости